главная
   юридические  аспекты
 Угоны самолётов в СССР, хронология
   угоны в ВВС СССР
   статьи на тему
   FAQ
   ссылки
   форум
   автор
   E-Mail


   


Стюардесса Надя Курченко получила пулю первой

Бандиты, угоняя самолет, убили бортпроводницу, которая не пускала их в кабину к пилотам. Тридцать лет назад Советский Союз был потрясен - подобное преступление случилось впервые. Именем Надежды Курченко называли улицы, школы, ей посвящали очерки, стихи...

Полет обещал быть недолгим
Георгия Чахракия - командира экипажа Ан-24, который 15 октября 1970 года совершал тот злополучный полет из Батуми в Краснодар, - я разыскал в Грузии.
- Я помню все. Досконально помню. Такие вещи не забываются, - твердит он.
Мы сидим в темноте - в Кутаиси веерные отключения электроэнергии. Язычки пламени от керосиновой лампы пляшут тенями по стенам комнаты.
- В тот день я Наде сказал: «Мы договорились, чтобы в жизни ты считала нас своими братьями. Так почему ты не откровенна с нами? Мне известно, что скоро придется погулять на свадьбе...» - вспоминает с грустью летчик. - Девушка подняла голубые глаза, улыбнулась и сказала: «Да, наверное, на ноябрьские праздники». Я обрадовался и, покачав крыльями самолета, во весь голос закричал: «Ребята! На праздники гуляем на свадьбе!»... А уже через час знал, что никакой свадьбы не будет...
Самолет легко взмыл в небо. Стальная птица стала набирать высоту. Полет обещал быть недолгим - через Сухуми до Краснодара совсем близко. Никаких плохих предчувствий ни у членов экипажа, ни у пассажиров не было.
Через пять минут после взлета (на высоте около 800 метров) мужчина и парень в плащах, сидевшие на самых передних креслах, вызвали бортпроводницу и отдали ей конверт: «Передайте командиру экипажа!» Бортпроводница Надя Курченко рванулась в кабину и закричала: «Нападение!» Преступники кинулись за ней. «Никому не вставать! - заорал младший. - Иначе взорвем самолет!» Надя пыталась преградить бандитам путь в кабину: "Туда нельзя!" Но раздались первые выстрелы. Все случилось в считанные секунды... Стрельба продолжилась и в кабине. Там потом насчитают 18 пробоин, а всего было выпущено 24 пули. Командиру одна из них попала в позвоночник:
- У меня отнялись ноги. Сквозь усилия я обернулся и увидел страшную картину, - вспоминает Чахракия. - Надя без движения лежала на полу в дверях нашей кабины и истекала кровью. Рядом лежал штурман Фадеев. А за спиной у нас стоял человек и, потрясая гранатой, выкрикивал: «Держать берег моря слева! Курс на юг! В облака не входить! Слушаться, а не то взорвем самолет!»
Преступник не церемонился. Сорвал с пилотов наушники радиосвязи. Топтался по лежащим телам. Когда штурман Валерий Фадеев пришел в себя, бандит выругался и ударил тяжелораненого ногой.
Пока Бразинскас-старший держал под прицелом кабину, его сын «контролировал» салон.
- Из кабины летели пули. Одна прошлась по моим волосам, - рассказывал мне другой свидетель, ленинградец Владимир Гаврилович Меренков. Они с женой в 1970-м были пассажирами злополучного рейса. - Я видел: у бандитов были пистолеты, охотничье ружье, одна граната у Бразинскаса-старшего висела на груди. Я жене сказал: «Летим в сторону Турции!» - и испугался, что при подлете к границе нас могут сбить. Жена еще заметила: «Под нами море. Тебе хорошо. Ты умеешь плавать, а я нет!» А я подумал: «Какая глупая смерть! Всю войну прошел, расписался на рейхстаге - и на тебе!» Самолет кидало влево-вправо - летчики, наверное, надеялись, что преступники не устоят на ногах.
Пилоты все же сумели включить сигнал SOS.
- Я бандитам сказал: «Я ранен, у меня парализовало ноги. Только руками могу управлять. Мне должен помочь второй пилот», - продолжает Чахракия. - А Бразинскас ответил: «На войне все бывает. Можем и погибнуть». Я тут же второму пилоту сказал: «Если потеряю сознание, ведите корабль по требованию бандитов и посадите. Надо спасти самолет и пассажиров!»
- Вы пытались сесть на советской территории?
- Да, в Кобулети, где был военный аэродром. Но угонщик, когда увидел, куда я направляю машину, предупредил, что пристрелит меня и взорвет корабль.
- Что вы подумали в тот момент?
- Что нет выхода... Я принял решение пересечь границу. И через пять минут мы пересекли ее на малой высоте.
Горючее было на исходе. Поэтому Георгий Чахракия принял решение сажать машину в Трабзоне. Или на море, на воду.
...Аэродром в Трабзоне нашли визуально. Для летчиков это не составило труда.
- Мы сделали круг и пустили зеленые ракеты, - рассказывает командир, - дав понять, чтобы освободили полосу. Зашли со стороны гор и сели так, чтобы, случись что - приземлиться на море. Нас сразу оцепили. Второй пилот открыл передние двери, и турки вошли. В кабине бандиты сдались. Все это время, пока местные не появились, мы находились под дулами...
Выходя из салона уже после пассажиров, Бразинскас-старший кулаком постучал по машине: «Этот самолет теперь наш!»
Турки оказали всем членам экипажа медицинскую помощь. Тут же предложили желающим остаться в Турции, но ни один из 49 советских граждан не согласился. На следующий день всех пассажиров и тело Нади Курченко вывезли в Советский Союз. Чуть позже перегнали угнанный Ан-24 . Его поставили на капитальный ремонт. И потом с фотографией Нади Курченко в кабине он летал в Узбекистане.
Эта драма в небе всколыхнула весь Советский Союз. Комсомольские бригады включали Надю в свой состав, пионерские дружины боролись за право носить ее имя, газеты и журналы потонули в народном гневе в отношении убийц и гордости за храбрость девушки...
Надежду Курченко похоронили в Сухуми, в центральном парке города. По просьбам общественности за мужество и отвагу ее наградили орденом Красного Знамени.
Из пилотов повезло только Шавидзе
Все члены экипажа Ан-24, за исключением второго пилота Сулико Шавидзе, были ранены. В Шавидзе тоже стреляли, но пуля застряла в стальной трубе спинки сиденья. Штурману прострелили легкие. Бортмеханик был ранен в грудь.
- Шавидзе через два месяца восстановился на работе. И еще 15 лет пролетал на самолете Ту-134 вторым пилотом и командиром корабля, - рассказывает Чахракия. - Четыре месяца назад он скончался от рака в возрасте 66 лет. Сулико Захаровича похоронили в Кутаиси. Штурман Валерий Фадеев и бортинженер Оганес Бабаян тоже летали до пенсии. Первый живет где-то на Урале, второй - в Армении.
Единственный, кто уже не летал, - сам Чахракия:
- Почти два года я был парализован, перенес несколько операций, - рассказывает Георгий Лукич. - Мне дали вторую группу инвалидности. Пенсия у меня 120 долларов, но ее постоянно задерживают. Без палочки я могу ходить лишь на близкие расстояния... Мне часто снится, как я за штурвалом сижу. Но прошлого не вернуть... Конечно, с одним выстрелом я потерял сразу и учебу (Чахракия учился заочно в Ленинградской академии гражданской авиации. - Прим. автора), и профессию. Вся моя жизнь проходила в лечении под присмотром врачей. Но детей все равно надо было воспитывать... Пришлось примириться с судьбой...
Преступники Бразинскасы растворились в Штатах
Больше всего Чахракия гложет то, что преступники остались безнаказанными. Никто не ответил за убийство Нади и его покалеченную жизнь.
- Почему их не судили? - вопрошал меня летчик, заглядывая в глаза. - Где же справедливость? Где хваленая штатовская демократия?
Я не знал, что ему ответить. В 70-х политические амбиции супердержав были сильнее справедливости. Янки твердили, что литовцы Бразинскасы бежали от тоталитаризма и совершенно случайно убили девушку. И уже в первой инстанции суд Трабзона их оправдал. Мне ничего не удалось выяснить о судьбе угонщиков. Известно, что отец и сын Бразинскас-Корейво осели в Штатах. Говорят, в отношении них была применена программа защиты свидетелей: угонщики сменили фамилии, внешность, поселились в провинции. Вроде бы отец погиб в автокатастрофе. А сын женился и сейчас живет в Калифорнии.
- Давай выпьем за Надю, которая своим примером показала, каким каждый человек должен быть! - Чахракия встал и протянул свою рюмку с чачей.
- За мертвых не чокаются, - тихо сказал в ответ я.
- Она для меня не мертвая. Она живая!
И рюмки звякнули в тишине...

Роман ПОПОВ.
(Наш спец. корр.).
Кутаиси.

Генриетта Ивановна Курченко:
Я была готова покончить с собой на могиле дочери!
- Генриетта Ивановна, сколько Наде было бы сейчас лет?
- В этом году 29 декабря Наде исполнилось бы 50 лет...
- Я знаю, могилы ее в Сухуми уже нет...
- Да, могилку перенесли в 1990 году. Я сразу просила, чтобы Надю похоронили у нас в Удмуртии. Но мне не разрешили. Сказали, что с политической точки зрения этого нельзя делать. И вот двадцать лет я ездила в Сухуми каждый год за счет Министерства гражданской авиации. В 1989 году мы с внуком приехали в последний раз, а там началась война. Абхазцы дрались с грузинами, и могилка была запущена. Мы шли к Наде пешком, рядом стреляли - всякое было... И тогда я нахально написала письмо на имя Горбачева: «Если вы не поможете перевезти Надю, я поеду и повешусь на ее могилке!» Год спустя дочку перезахоронили на городском кладбище в Глазове. Хотели похоронить отдельно, на улице Калинина, а улицу переименовать в честь Нади. Но я не разрешила. Она за людей погибла. И я хочу, чтобы она лежала вместе с людьми...
Памятник у нее на могилке временный, из плохого гранита. Высекли лицо, которое смывается дождем... Власти обещали новый поставить, но потом комсомол распался, и про все обещания забыли...
- После смерти Нади вам хоть как-то помогли?
- Квартиру дали в Глазове трехкомнатную. Живем я и сын с семьей. Еще у меня есть две дочери.
- А внуки есть?
- Два внука и три внучки. Хотели дочку сына Надей назвать. А он, знаете, что сказал? «Мам, а кто знает, кем она вырастет? Вдруг опозорит Надю?» И Аней девочку назвали...
- В 1970-м вас завалили письмами...
- Очень много писем было... Тысячи! Я читала все, но отвечать не могла. И в музей их отправляла. Только у нас в Глазове было 15 школ. И в каждой был или отряд, или дружина имени Нади. В Ижевске, в Татарии, на Украине, в Курске, в Алтайском крае, на ее родине были народные музеи, посвященные Наде Курченко... Знаете, я до сих пор плачу каждый день. Тридцать лет прошло, а я плачу. Жалко мне ее - и все.
- Вы добивались выдачи Бразинскасов?
- Я даже ездила на встречу с Рейганом в американское посольство. Мне сказали, что отца ищут, поскольку он нелегально живет в США. А сын получил гражданство американское. И его нельзя наказать. Надю убили в 1970 году, а закон о выдаче бандитов, где бы они ни были, якобы вышел в 1974-м. И возврата не будет...
- У вас нет ощущения, что вашу дочь забыли?
- Нет! Помнят! Помнят, слава Богу! Здесь, в Глазове, помнят! В школе-интернате, где Надя училась, пройдут мероприятия. Приедет мэр Александр Волков. И мы вместе с ним поедем на могилку.

Комментарий юристов
Между США и Россией не существует закона о взаимной выдаче подозреваемых в совершении преступлений, что затрудняет экстрадицию обвиняемых. Но, как считают юристы адвокатской конторы «Шустер энд Берг», по кодексу Соединенных Штатов (ст. 18, раздел 3196), госсекретарь вправе отдать особое распоряжение о выдаче подозреваемых в совершении преступления, если предоставлены доказательства и установлено, что обвинения не продиктованы политическими мотивами.
Формально суд возможен и в США, но стоить это будет десятки - сотни тысяч долларов. Для особо тяжких деяний, к числу которых относятся и взятие заложников, и террористические акты, переходящие национальные границы, срок давности распространяется до 8 лет. А вот преступления, влекущие за собою смерть, срока давности не имеют. Именно благодаря последнему пункту убийц Нади Курченко теоретически наказать возможно.

Андрей КАБАННИКОВ.
(Наш соб. корр.).
Вашингтон.

ВЗГЛЯД ИЗ СЕГОДНЯШНЕГО ДНЯ
Фактически это был первый случай в общемировой практике воздушного терроризма с убийством члена экипажа, угоном самолета в соседнюю страну и невозвращением преступников, чему способствовала явная двойная мораль.
Надя Курченко оказалась в роли Александра Матросова. Хотя известно, что среди пассажиров случайно был вооруженный табельным оружием военный. А у экипажа тоже был пистолет.
По сведениям служивших в то время в штабе Закавказского ВО предлагалось в день угона направить на тот же турецкий аэродром наш военный Ан-12 со взводом десантников для захвата убийц, но «верхи» не решились на это.
Не использовал экипаж Ан-24 и два пассивных способа компенсации действий угонщиков - резкий маневр с креном и снижением для воздействия на них перегрузкой, а также посадку на ближайший прибрежный аэродром - Сухуми или Гудаута. Второй «сценарий» помог парировать улет других авиатеррористов - семейства Овечкиных в 1988-м. Там экипаж, «задурив» захватчиков, смог посадить Ту-154 на нашей территории под Выборгом вместо Хельсинки. Жаль, что тогда по другим причинам случились жертвы.
К сведению, через 20 лет после этой трагедии из Грузии с военного аэродрома Миха-Цхакая улетел в Турцию, захватив на земле истребитель МиГ-29, капитан ВВС. Турки его - явного преступника, ранившего нашего солдата, укравшего самолет и нарушившего присягу, - также не возвратили. И он тоже был подобран американцами и, по некоторым данным, находится до сих пор в США.

Валентин ДУДИН,
кандидат технических наук,
эксперт Общества расследователей авиационных происшествий.

"Комсомольская Правда", 14.10.2000 г.