главная
   юридические  аспекты
 Угоны самолётов в СССР, хронология
   угоны в ВВС СССР
   статьи на тему
   FAQ
   ссылки
   форум
   автор
   E-Mail


   


Мой отец - не террорист

Ли Освальд, убийца Джона Кеннеди, несколько лет жил в Минске. Имел работу и жену.

Другой, значительно менее известный “террорист” Геннадий Хацкевич, одним из первых попытавшийся угнать самолет из Советского Союза за рубеж,- тоже минчанин. Его сын поделился со мной историей своей семьи.

Однако прежде чем встретиться с Алексеем, я заглянул в архивы Национальной библиотеки Беларуси, где из достаточно обширных публикаций о Геннадии Хацкевиче (“Аргументы и факты”, “Литературная газета”...) узнал, что он - известный художник, создавший себе имя не одной выставкой. А как же самолет, Париж, бомба, в конце концов?..

- Было это в 1987 году в Ростове. Шла подготовка к полету, самолет стоял на земле. Кроме экипажа, в нем никого не было. Как отец туда пробрался, я не знаю, но “бомбу” он сделал заранее: взял кусок мыла, приделал к нему какие-то проводочки... Ворвался в кабину к пилотам и сказал: “Летим в Париж! Иначе я прищепку соединю и все разлетимся в клочья...”

Его скрутили, а он не сопротивлялся. Потом, пока шло следствие, сидел какое-то время в СИЗО, а закончилось все тем, что положили в Новинки...

- Алексей! Может, историю жизни твоего отца нужно отсчитывать от других событий? Кем он был до 87-го?

- Отец имел очень хорошее художественное образование. Сначала окончил училище имени Глебова, в начале 80-х годов - театрально-художественный институт. Тогда еще после окончания вуза выпускники шли сразу работать на Минский художественный комбинат, где делали витражи, роспись стен, писали картины для государственных учреждений под заказ. Но проработал там недолго...

- Что же не устроило?

- Стремился к большей индивидуальности...

- Ты был в курсе его планов? Как созрела идея угона самолета?

- Он со мной на эту тему совсем не разговаривал. В середине 80-х мать была с ним уже в разводе. Отец имел свою художественную мастерскую сначала в Старом городе, а потом на Танковой, где работал и в то же время жил... Мы встречались. Я тогда учился в Республиканской школе-интернате музыки и изобразительного искусства имени Ахремчика, много рисовал и почти отсутствовал дома: приходил только переночевать. Но к отцу забегал часто.

-Ты пошел по его стопам?

- У меня и мать художник. И тетя...

- Если он жил в Минске, то почему попытался угнать самолет именно в Париж, да еще из Ростова?

- Почему из Ростова - только ему известно. А в Париж он всегда хотел. Бредил им... Вообще, туда многие художники мечтают попасть. Франция считается Меккой искусства...

-И твой отец решил осуществить мечту таким образом...

- Мне кажется, по-другому - не мог. Раньше ведь на самом деле было проблемой выехать за рубеж. К тому времени он уже готовил какие-то выставки. Дружил вполне открыто с иностранцами: к нам в гости часто приезжали французы. Этого оказалось достаточно, чтобы им заинтересовался КГБ. Одно время дома даже прослушивался телефон - мать меня просила быть осторожнее в разговорах...

Об опыте угона самолета узнал от знакомых. Следующий раз увидел отца уже в Новинках, но ни о чем не спрашивал. Было видно, что он не стал бы на эту тему говорить. Да и приехал я к нему, потому что мне просто хотелось повидать отца.

- Долго его продержали в больнице?

- Провалялся там около года... А как выпустили - в Париж все равно уехал.

- ?!

- После всего пережитого он продолжал работать. Но что-либо сделать для продажи не получалось - все покупателям казалось очень дорогим... На Западе потенциальные покупатели существовали всегда. Сначала отец сделал выставку в Польше, продал несколько картин там. Потом, через пару лет, с другом-фотографом организовал такую же в Англии, но она успеха не имела.

Домой возвращался через Европу автостопом. В пути познакомился с нашим шофером-дальнобойщиком. Отец рассказал ему о своих мечтах, о Париже. Тот ответил: не проблема, заброшу... Там он и остался. Долгое время жил нелегалом, потом обзавелся семьей. Я даже видел уже свою сводную сестру...

- Ты когда-нибудь спрашивал у отца совета?

- Он всегда любил меня учить жить. Поступай в мединститут, делай то или это... Когда я сейчас спрашиваю о серьезных вещах, он улыбается и говорит: “А ты угони самолет... Жизнь тебя сама многому научит”.

- Считал ли ты в какой-либо момент жизни своего отца террористом?

- Да ну, какой он террорист! Те, кто на самом деле с оружием угоняют самолеты, - абсолютно криминальные люди. У него же: мыло, прищепка... - все несерьезно. Это был скорее порыв души, чем разума. Отец рвался к душевной, творческой свободе... Если бы он был террористом настоящим, какую-нибудь иную штуку затеял. Думаю, он и сам не знает, зачем пытался тогда угнать самолет в Париж.

В Минск часто приезжает. И живет здесь даже дольше, чем во Франции. Наберется там идей - и сюда. Все же ему теперь больше тут нравится, чем в Париже. И, по всей видимости, никуда уже отец лететь не собирается. Да у него и поважнее дела есть: он про города будущего, про их архитектуру рассказывает. И знает, как их можно построить...

Беседовал Игорь Кандраль.

Р.S. Алексей Хацкевич известен в минских молодежных тусовках тоже как художник. Весельчак и жизнелюб. Был в Испании: считает ее своей Меккой искусства.

"Вечерний Минск", 3.04.1998 г.